Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Паэт

Жить и работать в Лондоне. Документально-ироническая повесть. Часть 1

Жить и работать в Лондоне.

Документальные заметки. Май 2015.

04MAI15

...я не знаю, сколько нужно времени, что бы привыкнуть к этому ветру- я не привыкну долго. Почти каждую ночь Темза выплескивается из берегов и грозит заползти в наш ветхий отельчик, деревья пригибаются чуть ли не до земли, причем в разные стороны с интервалом в минуту. Ветер совершенно сквозной. То есть когда он дует тебе в лицо - а он дует тебе в лицо всегда, куда бы ты не повернулся - ты понимаешь, что ты лишний на этом континенте и ты либо уйдешь, либо сквозь тебя будет дуть ветер так, как будто тебя уже нет.

Так же было и в Норвегии, - пасмурно и тускло, но зато если выглядывало солнышко, мир тут же зацветал роскошными калейдоскопами и все-все улыбались...

Чопорно одевшись и укрывшись, я, бывалый Англичанин, повёл свою неопытную в Лондонах подругу показывать всю эту красоту. Collapse )Времени у нас было достаточно, но не много, добираться из нашего пригорода в центр нужно около часа, а потому, мы решили не гурманничать - первая станция Фэнчорч, она же Тауэр. В тот день на площади Тауэрской крепости палили пушки! Да как палили! Их там было четыре или шесть, не разглядел, но радости и порохового дыму было неисчислимо. Люди вставали на цыпочки и тянули вверх смартфончики на палочках... Не купив вкусно пахнущую „Фиш анд чипс“ рыбину в кляре с картошечкой, мы поперли через мост и дальше, по давно знакомому и совершенно незабытому маршруту. Город полон туристов, очень разные лица, улыбки, мы улыбаемся тоже. В этот понедельник праздновали первомай. Как мне объяснили, британы свободно переносят праздники на любой день, но радуются и веселятся как в настоящий. Приближаясь к колесику "Лондон Ай" степень запруживания увеличилась и достигла своего апогея как раз у того уголка Лондон Бридж, где я несколько лет назад купил свой любимый шарфик с британско-лондонской раскраской... Длинные ряды лавочек предлагали весьма разнообразную пищу с пальцев и картонных коробочек, люди сидели везде вокруг, даже просто на асфальте и ели что-то разноцветное, бурно ароматизирующее. Мне, как иностранному специалисту на окладе и содержании, было как-то стрёмно последовать их примеру, да и подруга моя тоже не из простой Палестины. Мы нашли чуть в стороне вполне сносный ресторанчик и встали в очередь... Почему в очередь? Очень просто. Если очередь, значит тут вкусно и недорого. А вот если пусто, значит никому эта забегаловка не нужна. Учитесь! Я заказал какую-то сырную замазку с лепешками, ибо вегетарианец есьмь, подруге достались рыбные котлетки. Мне сок, ей- пиво, официанту -тридцать фунтов с чаевыми. Собираясь ехать в Лондон на пару недель, научитесь солнцеедению и пранопитанию, это сохранит ваш бюджет неубитым. :-) Сытые пуза сдобрили наши характеры и мы накупили дурацких брелоков, чтобы раздать их родственникам и знакомым. В этом месте Темза делает серьезный поворот, после которого уже недалеко до моего любимого в Лондоне местечка - Миллениум бридж. Ну так как путь к этому мосту пролегает через Вестминстерское Аббатство, пришлось вести подругу к Биг Бену :-) В этот день мы посмотрели...Всё! Дойдя до одного места мы решали можем ли мы идти дальше и всегда оказывалось, что можем. Собор Сан Паул не впечатлил мою подругу, мне же он продолжает оставаться противным своей тотальной внутренней коммерциализацией, где турникеты и кассы вмонтированы каркасами прямо в гипсовые статуи... Ну, немножко преувеличено, конечно, зато вы меня поняли. Единственно, что прекрасно в этом соборе, то, что он непосредственно стоит на дороге, ведущей к Миллениум Бридж.
Простенький с виду, он неизменно повышал мое настроение тогда, когда я нарочно именно на нем заканчивал свои длительные прогулки. И теперь, щедро населенный людьми искусств изобразительных и музыкальных, дарящим свой бесценный продукт всем, кто пересекает Темзу от Сан Пола до Галереи, что рядом с театром Глобус.


09MAI15

От отеля в деревеньке, где располагалась основной офис нашей компании до центра Лондон-Сити, который я решил во что бы то ни стало достигнуть на велосипеде, было хороших тридцать километров. Шеф одолжил мне велосипед с чудовищно тонкими ободами. Просто чудовищно тонкими.
...У кого хорошая погода можете продолжать оставаться по домам, я же надел шорты прямо на джинсы, заправил их в носки, единственная толстая джинсовая рубашка, куртка, у которой оказался в наличии капюшон, причем способный затягиваться на мордке. Мой шеф дал мне желтую прежелтую отражающую куртку, чтобы меня не сбили хотя бы до выезда из города - так вот, ее я тоже надел. Стоящий в таком виде я, возле велосипеда с колесами толщиной в лезвие бритвы, представлял совершенно душераздирающее зрелище... Повар, накормивший нас английским брекфастом на завтрак, итальянец из алжира, объяснил мне полдороги на полпальцах и сказал, что на всякий случай завтра не будет готовить мне до того, как убедится, что я действительно приду. Первые несколько километров я ехал по огромной птичьей тусе - это пойма Темзы, и именно в этом месте каждую зиму собираются полмиллиона мигрирующих птиц. Я пересек эту полянищу и через железнодорожный мост выехал на дорогу, которая лишь слегка покондыбав и повыкобенивавшись, привела меня на велосипедную дорожку почему-то синего цвета, ведущую непосредственно в Лондон. Ну, на самом деле выкобеней у дороги было очень много и завалена она была строительными и человеческими отходами больше чем изрядно. Кого бы я ни спросил о правильности моего направления -ответ был один: "В Лондон? Это Лондон! Лондон-Сити? На велосипеде? Отсюда? Хха-ха-ха... Ну не знаю, не знаю"
Уже минут через пятьдесят после моего старта, я увидел башни банков сити и понял, что моя поездка уже как минимум успешно-разведческая. Самое трудное поначалу было держаться левой стороны. Представьте вдруг взять и поехать по встречке да еще и на красный. Но ехать надо было именно слева, причем так ехать, чтобы лезвия колес не дай бог никуда не вонзились и ни с чего не спрыгнули. Но колеса вели себя так, как будто всю жизнь возили слонов из деревни в Лондон. Погода была омерзительной: дикий ветер менял свое направление и температуру два раза в минуту. Кепку приходилось привязывать к башке капюшоном и тогда я потел или снимать и прятать в карман, но тогда отмерзали уши. Я подумал о том, что мне нужна шапка и тут же на обочине я нашел шапку. Одел, стал счастливее, поехал дальше. Первая улица - Коммершл стрит - по виду -восточно африканский базар-вокзал. Пилигримы вселенной разного цвета, бросающие разноцветные отходы жизнедеятельности тут же, где съели разновонючие куски мёртвых животных, зажатые между двумя полужидкими хлебцами: сэндвич. Улица эта вывела меня прямо на Сэн Пол и я осчастливился проехиванием по любимому мосту Милениум на велосипеде: сбылась мечта. Уже от театра Глобус было не протолкнуться и я повёл моего тонконогого Росинанта боковыми улочками к Тауэру - хотелось найти шхуну капитана Дрейка... Она оказалась чуть спрятанной в галерейке, но док, в котором она стояла, оказался самым настоящим. Как можно на таком судёнышке выходить в море я не понимаю, и, видимо именно поэтому я до сих пор не открыл ни одного даже самого завалящего острова ни в каком океане. Ужасно обидно, между прочим!
Проехав этот берег до места, где кончаются все туристические карты, я слегка отдохнул, развесив промокшие совершенно наскрозь мои облачения на прогретой редким солнышком скамейке. К зеркалу велосипеда я привязал солнечную батарею, которая должна была по идее зарядить какое-нибудь из моих устройств, прежде всего - навигатор, который, кстати, очень помог мне в этой поездке, хоть я и не смог установить его в режим пешехода и постоянно боролся с его желанием вывести меня на автобан. Как и в Нью Йорке, я смотрел на высоченные стеклянные небоскребы и не понимал - для чего они, зачем? Что могут делать в этих миллионах офисов люди, не способные построить элементарных дорог и подмести уже построенные. Единственный их смысл -установленные на верхушках излучатели... ой, простите, антенны, конечно же антенны, передающие конечно же безвредные теле-радио-интернет-телефон-сигналы, призванные объединить человечество в одну единомыслящую единицу.
Ни фига не высохнув и ничего не зарядив, я помчался в сити, с желанием просто побродить, с пониманием, что всё будет опять очень непросто. Центральный Лондон намного интереснее чем туристические набережные - здесь всё таки преобладают местные жители и среди отполированных маленькими желтыми ручками памятников встречаются и малозаляпанные произведения искусства. Я бродил, объезжал вокруг, фотографировал, получал удовольствие, думая о том, что вот еще одна мечта - когда-нибудь приехать в Лондон на велосипеде - осуществилась. Очень может быть, что работа над программированием и подключением большой пребольшой машины - то, собственно, за чем я и был приглашен сюда, потребует еще нескольких моих визитов, достаточное количество выходных, и я изучу Лондон поулочно поскамеечно и, может быть, он мне даже успеет наскучить. А пока я катался на велике по большому городу, с которым уже многое меня связывало. Движение по Лондону на велосипеде наверное самое приятное, если, конечно, твои колёса не требуют ежесекундного наблюдения за поверхностями. Самая левая линия дорог выделена для автобусов, такси, мотоциклов (очень очень мало их тут) и - велосипедов (очень очень мало тоже) Я понял это не сразу, лишь когда вынужденно стал пользоваться этой полосой - обратил внимание на указатели. Водители, несмотря на очень скверные характеристики, выданные им моим шефом, вели себя исключительно прилично, покорно плетясь сзади или объезжая с запасом в два метра. Молодцы! Те пара дебилов, что выскакивали из-за углов и срезали перед носом в рассчет не идут - в городе семь миллионов человек, а дебилов столько же, сколько у нас в патриархальном немецком селе. Я наслаждался, когда туристы, логично приняв человека на велосипеде за коренного британца и с удовольствием отвечал на их вопросы, звуками, похожими на перекатывание во рту горячего картофельного пюре, - старательно копируя тем самым местную артикуляцию. Особенно приятно было, распознав в вопрошающих представителей моей второй Родины, непринужденно переходить на немецкий, которым я владею ну уж ничуть не менее блестяще.
Я вырывал из их маленьких цветных ручек и широких черных лап огромные карты и скомкав, бросал в урны, безбожно издеваясь над их английским, тыкал пальцем совершенно произвольно, но ужасно уверенно. Мои советы принимались как приказ и, может быть, благодаря мне, сегодняшний Лондон впервые увидел множество ошалелых туристов возле трансформаторных будок и водонапорных станций ничем прежде не примечательных.

Я добрался до Кинг Кросс - большая огромная перевалочная станция-вокзал. Это был мой первый лондонский вокзал когда-то, лет шесть тому назад. Я вспомнил как я катил чемодан по шебуршащей мостовой и не мог отвернуть голову от огромного красного двухэтажного автобуса, мчащегося по встречной полосе. Мой отель нашелся легко и сразу - как тогда. Судя по внешнему виду, - существенно лучшему, чем у соседствующих во множестве конкурентов, - отель процветает. И дай то бог. Грандиозным апогеем моей поездки было посещение огурца - огромного и стеклянного. Вместе с другими небоскребами и сознаньесдвигателями, огурец смотрелся очень даже классически, поскольку хоть что-то напоминал, в отличии от других, совершенно безбашенных башен.
Что касается их «Шарпа» - то бишь «Осколка», которого я еще ямкой помню, - слов для его описания у меня просто нет. Одни осколки.

Я добрел и докатился до самой крайней окраины Лондона, если конечно следовать строко по берегу Темзы и иметь в виду наличие или отсутствие асфальтовых дорог. Двигаться дальше было ни к чему и не по чему — снова начиналась грунтовка, а открывающийся далее пейзаж был вполне мелкорастительно степной серо-темножелтого цвета.
Весь город оказался от меня слева и был виден мне практически весь.
Опять пришел на память Нью Йорк, большинство фотографий из которого сделаны в вертикальном формате. Для некоторых снимков Лондона мне приходилось задирать объектив в самое небушко, но я не жалею. Вспоминая о счастливой находке шапочки, в которой я чувствовал себя совершенно комфортно, я очень кстати нашел очевидно выпавшую при погрузке в автобус бутылочку крепкого кофейного напитка, которую с удовольствием употребил. Еще нашел мужской ремень. Кожаный и двусторонний. Стороны слегка отклеились одна от другой, но я все равно решил, что это подарок, от которого не стоит отказываться - штанно-джинсовая часть моего гардероба давно держится только на подтяжках, а хороший ремень это легко тридцать евро. С собой у меня были только четыре печеньки с клюквой, немудрено, что мне захотелось еще и яблочка, которое я тут же нашел у обочины дороги в просвечивающем пакете - не знаю как это можно недовыгрузить из пакета одно яблоко и бросить его на велосипедную дорожку, но кто-то умудрился это сделать. Яблоко было свежайшим и по вкусу напоминало ялтинский виноград "Изабелла". Больше мне ничего не хотелось и я помчался домой по "Коммершл стрит" уже не оглядываясь по сторонам. Несколько раз мне приходилось переезжать автобан по очень удобному для переезда автобанов мостику, - велосипедная дорожка иногда меняла свое направление, но в общем, все было довольно разумно и лишь последие несколько километров пришлось слегка поплутать - навигатор продолжал упорно считать меня моторизированным видом транспорта и вёл меня недоступным для велосипедов маршрутом. Сделав очень большой, но не очень обидый крюк, я приехал домой - в мой совершенно королёвский отель, где насладился щедрейшей ванной и вкуснейшим супчиком. Ежедневный душ и вперемешку сауна с джакузи после фитнеса и бассейна уже отучили меня от такого милейшего понятия как "принятие ванны", а между прочим, это очень весело! Сначала ты садишься в слегка пенную лужицу и ощущаешь удивительныое поповое потепление. Вода, которую ты стараешься пустить погорячее, начинает обжигать стопы и вскоре это становится просто нестерпимым и, чтобы справиться как-то, ты начинаешь руками "размешивать" воду в ванной, как если бы ты был кусманищем сахара в продолговатой кружке с чаем. Размешивание помогает не сильно и приходится всё же разбавлять струйку холодной. Но как только ноги перестает жечь, ты снова крутишь "полный газ". И вот, когда ванна наполнена парящим тобой и водой до половины, ты зажимаешь нос и опускаешься в воду спиной, задрав ноги на белый кафель... Сколько я могу так выдержать - думаешь ты, пока горячая вода проникает к барабаным перепонкам - минуту, две? Нет, не две. Ты снова выныриваешь и заныриваешь опять, как только лицо остынет. Остывшую же воду ты постепенно заменяешь горячей, стараясь сохранить прежнюю замечательность температуры. Сколько продлится эта игра - ты не знаешь, но когда быстренько омывшись под душем, замотанный в белоснежнейшее отельное полотенце ты выскакиваешь из ванной комнаты на белый свет - тебе непременно будет хорошо. Непеременно! На веках закрытых глаз плясали картинки увиденного, распаренный душистой ванной и приятнейшим чаепитием с подругой, я засыпал счастливым.


Facebook публикация 08SEP17


10MAI15

Воскресенье, 10 Мая 2015 года запомнится мне прежде всего тем, что я, победив свою глупость и лень таки засел за гугл и нашел несколько припрятанных от туристов мест в Лондоне и окресностях."Нулевой меридиан" Гринвича находится в гигантском парке с одноименным названием. Такое же название носит и холм, на котором устроена обсерватория и памятник тому, кто дал название и меридиану и холму и обсерватории - Гринвич. Место красивое до чрезвычайности, вид на Лондон с этого холма действительно очень величественный и я активно употреблял для его запечатления функцию панорамы в фотоаппарате. Бронзовый Гринвич смотрит на аллею, которая завершается некоей стеллой, увидеть которую нам не захотелось ввиду сильной отдаленности. По правую руку мастера часов и широких долгот укрылась обсерватория и планетарий. Осмотрев несколько действительно волшебных явлений природы, я очень долго позволял сердцу обливаться мёдом и прочими приятностями, созерцая установленный там памятник Юрию нашему Гагарину. Простой и красивый памятник человеку, который не струсил и улыбался. Может быть Гагарин это единственно незапятнанная ничем чистая и святая русская советская гордость? Особенно приятно, что на памятнике на русском языке написано просто: Гагарину. И нет никакого перевода - все знают как пишутся эти русские буквы. Арена Миллениум - не то первый не то единственный стадион с натяжной крышей - находилась как раз на пути к Гринвичу и мы не возражали осмотреть и ее тоже. Огромная такая хрень, способная вместить одновременно огромное количество жаждущих зрелищ тупиц и умников. В этом месте проходит навесная канатная дорога с фуни... фурни...фунринкулёра... тьфу, такие гондолы на веревке тягают через реку, короче, - арабское какое-то название у нее к тому же. Ну и маленький речной порт, где мы чуть было не уехали незнамо куда, но длинная предлинная очередь совершенно тупых людей, не способных связать даже тех двух слов, что знаем мы, - не позволила. Ну трамвай ну морской, подумаешь! Набережную с двух сторон в обоих направлениях мы давно уже излазили досконально.
Неа, мчимся в Кессингтон. По дороге моя подруга, оказавшаяся историком с университетским образованием, рассказывала мне грустную но прекрасную из-за шума мотора историю о Елизавете, которая, собственно всё тут строила и озеленяла. Ну что ж, получилось весьма симпатично. Мне лично очень по душе то, что для себя короли и королевны строили весьма скромные, практичные дворцы хижины дворцового типа, больше заботясь о прекрасных видах из прекрсных же садов. А садов в семимиллионной метрополии действительно много, они даже умудряются соединяться вместе как это делает Кенсингтон, Хайд и Сен джеймс - парки. Надоело гулять в одном парке -перешел дорогу и вот ты уже в другой эпохе. :0)
Дорога к Альберт Холлу - огромному выставочно-концертному залу времён всё той же Виктории, только с другим номером пролегала мимо музея Виктории и Альберта - видимо, парочка была очень взаимодружественной, поскольку сооружение грандиозное без скидок. По "Выставочной дороге", которая красиво огибает этот музей, мы подошли к Альберт Холлу. Немножко в азиатском стиле выполнено снаружи это сооружение, но внутренняя красота здания существенно превосходит внешнюю. Но мало кто знает, что "лицом" этот холл обращен на королевский музыкальный колледж, откуда наверное всегда доносятся приятные классические звуки классических же инструментов... Я не упустил случая поблагодарить создателя за то, что в наше время пищалок и самоиграек еще очень огромное количество молодых людей всерьез и конкретно думают о музыке и играют ее. Эти молодые люди с глазами разной степени прекрасности, стояли сидели и даже совершенно непринужденно лежали на ступеньках Альберт Холла, рядом с бережно брошенными инструментами в футлярах.


Конец первой части.
Паэт

По следам профессора Плейшнера (Швейцария, Берн)


Берн - это далеко. Далеко, а надо, подумал я, все-таки найдя через гугл несколько весомых причин для посещения этого внесенного в сокровищницу Юнеско столичного города.


 


Во-первых, именно Берн побудил меня провести третий короткий тренировочный отпуск сезона весна-лето 2013 в Швейцарии - пересматривал тут как-то "Семнадцать мгновений" - а там профессор Плейшнер гуляет по исключительно великолепным улочкам, - а Ефим Копелян грит: Швейцария, мол, Берн! Захотелось и мне тоже выяснить - был ли это реально Берн или снова удачно загримированная под заграницу прибалтика? 


 




 


Ну что же, я поехал в Берн. Не очень хотелось, но поехал. Поехал, хоть и предчувствовал неладное. 

...Читать продолжение рассказа о Берне на сайте Паэта